Животные в блокадном Ленинграде



 

День полного снятия блокады Ленинграда, 27 января – большой праздник для всех петербуржцев-ленинградцев. В годы войны на заводах, на улицах  работали тысячи ленинградцев, превращая город в крепость. Трудились взрослые и дети, тушили зажигалки на крышах, создавали  рубежи обороны на подступах к городу.  (Ряды противотанковых рвов длиной 626 км, 15000 дотов и дзотов, 35 км баррикад). Терпели голод, холод, бомбежки и артобстрелы. Низкий поклон всем кто защищал город, кто жил и работал там. Но сегодня рассказ о помощниках ленинградцев,  о животных – блокадниках, которые помогали защищать город.

Лошади

960 лошадей обслуживали "Дорогу жизни": первым по ней прошёл именно конный санный обоз. В ноябре  образовался лёд на Ладоге, но выдержать вес машины ещё не мог. А ждать нельзя: в Ленинграде умирают от голода. Один мешок муки спасет сотни людей. Утром 20 ноября в Кобону тронулся первый конно-транспортный обоз из 350 саней. Муку стали переправлять по льду. Перевезти в тот раз на лошадях, тоже  страдающих от бескормицы, удалось  не так уж много – 63 тонны.

К  помощи лошадей прибегали каждый раз, когда передвижение на автомобилях было невозможным. Трудности блокады лошади испытали на себе в полной мере – в условиях голода 1941 года весь кормовой овес был направлен на мукомольные комбинаты и использовался для выпечки хлеба. Корм лошадям готовили из веток - (молодых побегов); их срезали, связывали пучками,  потом  ветки распаривали горячей водой, посыпали хлопковым жмыхом. Давали и торфяной комбикорм, он состоял из хлопкового жмыха, торфяного очеса, мельничной пыли, отрубей, мясокостной муки и соли. Торфяной комбикорм лошади ели плохо… «Состав подкован и работоспособен» - так рапортовали  о готовности блокадных лошадей к работе.

Собачий батальон Ленфронта

Собаки санитарной службы, руководимые 20 инструкторами, спасли множество солдатских жизней на фронте – только в ходе операции по прорыву блокады в январе 1943 года собачьи упряжки вывезли с поля боя более 1800 раненых. По воспоминаниям медсестер, работа требовала от животных огромной выучки и осторожности: собаки, запряженные в нарты, подползали к бойцу, маневрируя между сугробами и рытвинами, а когда санитарка грузила его на санки, с такой же осторожностью двигались обратно в медсанбат. Знаменитая собака, сыгравшая значительную роль в жизни Ленинграда, служила в спецподразделении Ленфронта – 34-м отдельном инженерно-саперном батальоне.

Чемпионом батальона по минно-розыскной работе была шотландская овчарка Дик, поступивший в армию в первые месяцы войны. Всего за месяц он прошел курс обучения минно-розыскному делу, и  прославился своим умением отыскивать мины любой сложности. Минер-вожатый Дика – ефрейтор Е. Барабанщиков. За время своей службы собака была трижды ранена, но  прослужила в армии до 1948 года. Наиболее известный подвиг Дика связан с разминированием Павловского дворца – пёс успел найти мину, заложенную в фундамент этого памятника архитектуры, всего за час до срабатывания механизма. В Луге он же спас от взрыва жилой дом, в который немцы заложили фугас, а на Синявинских болотах обнаружил под настилом три двухсоткилограммовых фугаса. На  боевом счету этой собаки к 1945 году значилось 10,5 тысяч вовремя обнаруженных взрывоопасных предметов.

После снятия блокады Ленинграда собаки работали на разминировании объектов в пригородах – Стрельне, Петергофе, Пушкине, Павловске, обследовали кварталы Луги и Нарвы, побережья Невы и Вуоксы, Финского залива и Ладожского озера. Долгое время военный питомник - был единственным местом в Ленинграде, где рождались собаки - в военные и первые послевоенные годы они были большой редкостью в городе.

Ещё один знаменитый ленинградский пёс служил в милиции. Милиционер Султан был грозой преступников блокадного города. Он выжил благодаря заботе своего проводника Петра Бушмина. На счету Султана – более 1200 преступников, обезвреженных за период ленинградской блокады. В Музее истории милиции рассказывают, что представители криминалитета боялись этой собаки, как огня, и при ее появлении бросали оружие. Султан стал прототипом знаменитого литературного и киногероя: история жизни служебной собаки впечатлила писателя Израиля Меттера, автора повести "Мухтар", по которой был снят фильм "Ко мне, Мухтар".  Главную роль играл  Юрий  Никулин, ветеран  Ленинградского фронта.

Кошки

Кот-слухач
В числе легенд военного времени есть и история про рыжего кота - «слухача», поселившегося при зенитной батарее под Ленинградом и точно предсказывавшего налёты вражеской авиации. Причём, как гласит история, на приближение советских самолетов животное не реагировало. Командование батареей ценило кота за его уникальный дар, поставило на довольствие и даже выделило одного солдата за ним присматривать.

Некоторые горожане, несмотря на жестокий голод, жалели своих любимцев. Весной 1942 года полуживая от голода старушка вынесла своего кота на улицу погулять. К ней подходили люди, благодарили, что она его сохранила. Одна бывшая блокадница вспоминала, что в марте 1942 года вдруг увидела на городской улице тощую кошку. Вокруг нее стояли несколько старушек и крестились, а исхудавший, похожий на скелет, милиционер следил, чтобы никто не изловил зверька.

Из дневника ленинградской школьницы Зинаиды Шавровой (1943): «Не могу не вспомнить одного эпизода. Однажды, идя в школу, я увидела, что на углу Мойки и Невского собралась довольно большая толпа. Все глядели куда-то внутрь столовой, помещавшейся здесь, у кинотеатра "Баррикада". Подойдя ближе, я увидела действительно необычное, так поразившее всех - за стеклом лежала, развалясь, настоящая, живая кошка и притом с котятами! Это взволновало всех - взрослых мужчин, женщин, ребят. Люди смотрели, улыбаясь какой-то тихой внутренней улыбкой, на кошку и котят… Кошка в Ленинграде - это было поистине событием, и, если вдуматься, значительным. Значит, в город постепенно возвращалась жизнь».
 
Кот Макс (1937-1957 гг.)
Пережил блокаду в семье Веры Николаевны вместе с попугаем Жаконей.
Известным широкой публике котом, пережившим все 900 дней ленинградской блокады, считается кот Максим, Макс, родившийся в 1937 году и проживший свою жизнь в семье ленинградки Веры Вологдиной на Большой Подьяческой улице. В этой же семье жил попугай Жаконя – рассказ хозяйки о том, как в первую блокадную зиму эти двое животных согревали и поддерживали друг друга, приводится в "Блокадной книге" Даниила Гранина и Алеся Адамовича. После блокады кот Макс прожил еще 13 лет - до 1957 года.
«Мы с мамой, когда уходили из дома, запирали Максима на ключ в маленькой комнате. Жил у нас еще попугай Жак. В хорошие времена Жаконя наш пел, разговаривал. А тут с голоду весь облез и притих. Немного подсолнечных семечек, которые мы выменяли на папино ружье, скоро кончились, и Жак наш был обречен. Кот Максим тоже еле бродил - шерсть вылезала клоками, когти не убирались, перестал даже мяукать, выпрашивая еду. Однажды Макс ухитрился залезть в клетку к Жаконе. В иное время случилась бы драма. А вот что увидели мы, вернувшись домой! Птица и кот в холодной комнате спали, прижавшись друг к другу. На дядю это так подействовало, что он перестал на кота покушаться…»

Кошачья мобилизация

Кошек  почти не осталось в городе после зимы 1941/42 годов, зато в осажденном городе расплодились крысы, создававшие угрозу,  как продовольственным запасам, так и здоровью горожан.

Блокадница Кира Логинова вспоминала, "Тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города.  
Ленинградская легенда говорит о  завозе  в город двух крупных партий кошек – сначала из Ярославской области, затем из Сибири.
Четыре вагона кошек прибыли в полуразрушенный город после прорыва блокады в 1943 г. Часть кошек была выпущена тут же на вокзале, часть была роздана жителям. Очевидцы рассказывают, что когда мяукающих крысоловов привезли, то для получения кошки надо было отстоять очередь. Расхватывали моментально, и многим не хватило.

Как только блокада была снята, в 1944г.  прошла еще одна «кошачья мобилизация». На этот раз мурок и барсиков набирали в Сибири специально для нужд Эрмитажа и других ленинградских дворцов и музеев. «Кошачий призыв» прошел успешно. Коты  с честью справились со своей задачей - очистили Эрмитаж и другие музеи  от грызунов. И сегодня в Эрмитаже служат более полусотни котов. О котах и кошках Эрмитажа  заботятся. Их кормят,  лечат,  в музее создан специальный Фонд друзей котов Эрмитажа. Ежегодно весной проводится уже известный Праздник котов Эрмитажа. А памятником блокадным кошкам считается известный кот Елисей и его подруга Василиса на  Малой Садовой.

Информация подготовлена на основании открытых источников

Дополнительная информация:

  • 8 (800) 350-29-03 (звонок бесплатный)
  • 8 (921) 855-94-85 (Горячая линия Эпизоотологи)
  • 8 (931) 255-63-99 (Горячая линия по дезинфекции СПб и ЛО)
  • Сайт: vsevst.ru
  • Инстаграм: instagram.com/vsevst.ru/
  • Эл. почта: vet@vsevst.ru